Приветствую Вас Гость | RSS
Регистрация | Вход
  • Главная
  • Новости
  • Биография
  • Комиксы
  • Фотоальбом
  • Фильмы
  • Фанфикшн
  • Фигурки
  • Главная » Статьи » Фанфики » Приключения [ Добавить фанфик ]

    Свит Хоум Алабама (Часть 5)
    Название: Свит Хоум Алабама
    Автор: andre;
    Персонажи: Логан, Гроза, свои
    Рейтинг: PG-13
    Жанр: трагикомедия
    Сюжет: компания мутантов-неудачников колесит по Америке в поисках своего места в неприветливом страшном мире. Это история о неудачниках, одиночестве и избавлении от него.
    Предупреждения: много мата, ругани, насилия, неполиткорректных шуток, и всё, как ни парадоксально, во имя добра.

    28.

    Женщина пригласила их в кабинет, и Логан вошёл в большую светлую комнату с деревянным столом. К столу было придвинуто офисное кресло и пара кресел попроще. У окна стоял фикус в кадке, у стены — стеллаж, полный разноцветных папок. На полу — ковровое покрытие, на стенах — детские рисунки и несколько сертификатов. С первого взгляда Логан их не рассмотрел.

    — Кофе? Содовой? Может, воды?

    Ороро первой села в кресло.

    — Спасибо, ничего не нужно.

    Она держалась отлично, не то что Логан. С порога Логана настигло неприятное чувство: его тут быть не должно. Слишком чисто, слишком светло, слишком чинно. Покрытие на полу словно только что пылесосили. Даже стыдно ступать по нему пыльными дорожными ботинками — будто, почуяв грязь, пол возмущённо взбрыкнёт под ногами.

    Логан наступил на покрытие. Пол остался к этому безучастным.

    — Отлично, — сказала женщина, — располагайтесь, я сейчас подойду.

    Логан сел в кресло рядом с Ороро и уставился на вещи, разложенные на столе: бумаги, канцелярские принадлежности, чей-то бейджик и рамку с фотографией семьи. Миловидная дама с ямочками на щеках, сдержанно улыбающийся мужик с сединой в висках и две девочки лет по десять-двенадцать, обе русые и веснушчатые. У той, что справа, брекеты. У той, что слева, футболка с надписью «Селин Дион».

    Что такое Селин Дион, подумал Логан. Утреннее детское шоу по субботам? Игра для приставки? Персонаж комиксов? Человек?

    Напрашивалась предательская мысль: был бы ты нормальным — знал бы сам. Но ты же не такой, как эти люди. Ты не мужик с сединой в висках, не тот классный парень, чьи фотографии в рамке гордо демонстрируют друзьям и знакомым. Ты даже не брат этого парня, не сват и не приятель. У тебя вообще нет состыковок с нормальным миром.

    Разве что Томас.

    Да, только он один.

    Вдруг он сообразил, что сейчас женщина начнёт задавать вопросы о Томасе. Видимо, растерянность промелькнула на его лице. Ороро положила руку ему на колено.

    — Положись на меня.

    Он вздрогнул и бросил на неё недоверчивый взгляд. Ороро убрала руку. В этот момент женский голос вновь раздался за спиной.

    — Простите, что заставила ждать. Сами знаете, сколько проблем бывает с детьми.

    — Да уж конечно, — отозвалась Ороро.

    Женщина села за стол и сдула с лица прядь волос. Табличка на столе перед ней гласила: «Лиза Гилберт». Логан обратил внимание, что нет титула «M.D.» — а значит, хозяйка кабинета не врач. Вместо «M.D.» красовалась подпись «LL.M.». Логан поискал взглядом диплом. Вот он, на стене за спиной Гилберт. Университет Лойолы в Чикаго, миллион завитушек, медицинское право, бла-бла-бла.

    — Мы делали запрос в органы опеки в Огайо, но они понятия не имеют о том, что ребёнок где-то устроен.

    — Мы из Вермонта, — сказала Ороро. — Но какое-то время жили в этом штате. Пастор передал нам, что случилось с Томасом, и мы, конечно, сразу же взяли его к себе.

    — А что же вы не…

    — Ох, простите, это моя вина, — заторопилась Ороро. — Мне и в голову не пришло, что мальчик оформлен в Кливленде. Такое несчастье, нужно было как можно скорее решить вопрос с его проживанием, а уж потом…

    Она так убедительно изобразила тревогу о ребёнке, что лицо миссис Гилберт слегка смягчилось. Видимо, она решила, что имеет дело с незадачливой молодой парой благотворителей.

    — Это ваш первый усыновлённый?

    — Уже третий, мэм.

    — Третий…

    Некоторое время она молчала, разбирая бумаги и исподтишка рассматривая косуху Грозы, белый ирокез и пирсинг. Затем разборчиво спросила:

    — Очень прогрессивная церковь, да?

    — Наш пастор горячо поддерживает усыновление.

    — Ну разумеется, — рассеянно согласилась миссис Гилберт, отодвинув бумаги на край стола.

    Она улыбнулась, как улыбаются воспитательницы из закрытых школ — одними губами. Ямочки на щеках углубились, но глаза остались холодны.

    — До сих пор не знаю вашей фамилии, мистер и миссис...

    — Логан, — брякнул Логан. В этой стерильной комнате ему хотелось сохранить хоть что-то своё.

    Ороро не показала удивления.

    — Мистер и миссис Логан, — подхватила Гилберт. — Вы, конечно, знакомы с Глорией Фримэн? Той женщиной, которая была прежним опекуном?

    — Да, через пастора. Её смерть — такая неожиданность.

    — Серьёзные проблемы с сердцем диагностировали больше года назад.

    Ороро быстро нашлась:

    — Смерть всегда неожиданна.

    — Что да, то да…

    Опять возникла пауза. Похоже, миссис Гилберт ждала, что Логан и Ороро скажут ей что-то важное, но они всё молчали.

    — А вы… то есть… поладили с мальчиком?

    — С Томми? — переспросила Ороро. — Да, никаких проблем.

    — Совсем никаких?

    — Да, всё в порядке.

    Ухоженные руки с коротко подстриженными ногтями бессмысленно погладили столешницу. Логан хорошо знал язык тела, и теперь на этом языке сообщалось, что миссис Гилберт в замешательстве.

    Интересно, почему.

    — Стало быть, вы ещё не заметили… эм… ещё не столкнулись с его особенностями. Так?

    Логан прокрутил эту фразу в голове так и этак, но ничего не понял. Ороро тоже не поняла:

    — Какими особенностями?

    Миссис Гилберт откинулась на спинку.

    — Спрошу иначе. Вы водили его к врачу?

    — Зачем?

    — За ним нужен медицинский контроль.

    — Томас чем-то болен?

    — Чем-то, — повторила Гилберт. — Вот именно. Чем-то… Может, всё-таки кофе? Разговор непростой.

    — Я же сказала, не нужно.

    — А вашему мужу?

    Логан глухо ответил:

    — Нет.

    Гилберт длинно вздохнула.

    — Что ж, тогда простите, что без вступлений. Как вы наверняка знаете, Томас из трудной семьи. Его родители… биологические родители… они алкоголики. Такие, знаете, уже безнадёжные. Люди из социальных служб не раз пытались устроить их на работу и записать на собрания анонимных алкоголиков, но результатов не было, и мальчика пришлось забрать. Мать била Томаса, отец этому потворствовал. К сожалению, тюремный срок для неё выбить не удалось — свидетели отказались от показаний. Такое часто встречается в этих районах — там люди не хотят свидетельствовать против соседей. Боятся, что соседи сделают то же самое в ответ. А оснований для судебных разбирательств очень много, поверьте, очень. Круговая порука — вот что это такое.

    Гилберт бросила быстрый взгляд на лица гостей. Они не казались удивлёнными.

    — К чему я рассказываю про родителей… Понимаю, принять такие новости чрезвычайно трудно. Но вы, вероятно, ещё не сталкивались ни с чем подобным. Поймите, наследственность — дело непредсказуемое…

    — Наследственность? — переспросила Ороро. — Хотите сказать, Томас пьёт?

    Гилберт отмахнулась. Вид у неё был раздражённый — похоже, мысленно она сетовала, что посетители попались тугодумы.

    — Да нет же. Я говорю лишь о том, что подобное происхождение определённым образом сказывается на ребёнке. Его мать ничем не брезговала даже тогда, когда вынашивала плод, и мы здесь в клинике полагаем, это явилось причиной особенностей Томми.

    — Да каких особенностей? — нетерпеливо повторила Ороро. Логан молчал, сцепив зубы. Он потихоньку начал догадываться.

    — Видите ли, миссис Логан… Допускаю, что при вас мальчик не проявлял всех своих… эээ… отклонений…

    — Отклонений?..

    — …но здесь, в больнице, мы пришли к выводу, что он не самый простой ребёнок. Необычный мальчик. За ним нужен особый уход.

    Логан прищурился, пытливо рассматривая Гилберт. Она тщательно подбирала слова.

    — Понимаю, сейчас это вас шокирует, но поверьте моему опыту — у мальчика определённо есть… ну, вы понимаете…

    Мать твою, подумал Логан. Да скажи ты уже.

    — Мутация.

    Она замолчала. Через пару секунд Ороро запоздало откликнулась:

    — А… Да. Наверное.

    — Не наверное, а абсолютно точно. Я пойму, если вы захотите отказаться от идеи усыновить ребёнка.

    — Это не проблема, — ответила Ороро.

    — Миссис Логан. Ваше стремление усыновить больного ребёнка, конечно, похвально…

    — Томас вроде бы не болен.

    Дьявол, зачем мы пришли сюда, тоскливо подумал Логан. Ехали бы себе дальше, ругались бы, кидались ножами, Томми бы капал на мозги, а Ороро строила из себя чёрте что. Лилось бы рекой пиво, сидели бы на хвосте федералы, и пусть бы даже Ороро никогда не ответила бы на подкаты... Всё лучше, чем сидеть здесь и слушать это.

    — ...вы не понимаете, с чем имеете дело. У нас в клинике организован отель для пациентов. Как вы знаете, мы едва ли не единственная больница в стране, существующая только за счёт благотворительных пожертвований, и наши пациенты ничего не платят за лечение и содержание. Иногда мы позволяем родственникам остаться при клинике. Это часть экспериментальной социальной программы. Томми попал под одну из таких программ, и мы разместили его в корпусе.

    — Так, — согласилась Ороро.

    — Поначалу всё шло хорошо, но другие дети... Они не хотят иметь дело с Томми. Он пугает их.

    — Томми? Пугает?

    — Мы переводили его из одной комнаты в другую, но для такого ребёнка нет подходящего места в этих условиях. Даже наши медсестры и приходящие учителя не могут с ним работать. Он... он с нарушениями, вы осознаёте?

    — Но...

    — В конечном счёте нам пришлось подселить его в хоспис, потому что никто больше не захотел с ним работать.

    Гилберт торопилась объясниться. Ответом ей была звенящая тишина.

    — Мальчику нужны другие условия, миссис Логан. То, что вы беспокоитесь за него, очень похвально, но поймите, взяв на поруки такое... существо... вы открываете ящик Пандоры.

    — Существо? — подал голос Логан.

    Миссис Гилберт задела локтем бумаги.

    — Современная медицина ещё не нашла корректный термин. Это вопрос времени. А пока надо думать о том, как бороться с этими отклонениями, а не о том, как их называть.

    — Дайте-ка я угадаю, — предложил Логан. — Сейчас вы мне скажете, что молокосос опасен, как ураган Эндрю, и его надо сдать в дурдом от греха подальше.

    — Я не говорила ни о каком дурдоме, — возмутилась Гилберт. — Я лишь обращаю ваше внимание, что мальчика невозможно вылечить в домашних условиях.

    — Вылечить от чего?

    — Скорректировать особенности.

    — Что это, чёрт побери, значит?

    Ороро бросила на Логана быстрый взгляд. Он вдруг осознал, что стискивает подлокотники кресла. Они жалобно хрустнули, моля о пощаде.

    — Я пытаюсь донести до вас, мистер Логан, что работать с этим ребёнком должны не приёмные родители, а соответствующие специалисты. Мы уже нашли людей, которые занимаются этими проблемами, и свяжемся с ними, как только получим согласие опекунов. Как я поняла, нынешние опекуны — вы... Если, конечно, бумаги оформлены. Они ведь оформлены?

    — Д-да, — тихо пробормотала Ороро. — Да, мы как раз… как раз…

    — Разумеется, всё абсолютно конфиденциально. Могу вас уверить, никто не узнает о вашей связи с мальчиком. Всю бумажную волокиту и щекотливые вопросы лаборатория полностью возьмёт на себя, не стоит и беспоко…

    — ЛАБОРАТОРИЯ? — взревел Логан.

    Он вскочил на ноги. Стул с грохотом опрокинулся. Миссис Гилберт испуганно отпрянула назад.

    — Мать вашу, да вы совсем с ума посходили?! Какая, к чёртовой матери, лаборатория?

    — Логан, — позвала Ороро.

    — Этот ребёнок опасен, — повысила голос Гилберт. — И для себя, и для общества!

    — Для общества? Для какого общества? Вы про то общество, которое боится девятилетних заик?

    — Я бы попросила…

    — Что вы мне тут впариваете? Хотите, чтоб я отдал парня каким-то живодёрам? Думаете, его надо лечить? Может, себя полечите для разнообразия?

    — Логан, — умоляюще вскрикнула Ороро, — держи себя в руках!

    Ясно как день, о чём она просила: нельзя выдавать себя перед этой женщиной. Но в эту минуту Логан плевать хотел на конспирацию.

    — Да что вы себе позволяете, — сказала миссис Гилберт почему-то шёпотом. Милые ямочки на щеках исчезли, будто их и не было. — Этот недоразвитый ребёнок…

    — Недоразвитый?! Переразвитый! Томми лучший парень из всех, кого я знаю, и сердце у него на месте, и мозгов сколько угодно!

    Ухоженная рука дёрнулась под столешницей. Тревожная кнопка, догадался Логан.

    — Что, охрану надумала вызывать? Звони сразу в девять-один-один. Проси грузовик со спецназом и отряд пехотинцев. Скажи, у тебя в коридоре сидит угроза мирового масштаба — девятилетний заика с Микки Маусом!

    Гилберт застыла, неестественно выпрямившись в кресле. Логан шумно выдохнул. На смену гневу пришла ледяная ярость. Он вновь заговорил уже другим тоном, отрывисто, почти по слогам проговаривая каждое слово.

    — Пацан стоит больше всей этой богадельни. Ему не лаборатория нужна, а нормальные люди, которые не крутят пальцем у виска, когда он мимо идёт. Надумаешь ещё куда-нибудь сбагрить его — удивишься, каким злым я могу быть. Меня не усмирит даже отряд «Дельта» с национальной гвардией на подмоге. Всего хорошего.

    Он грузно развернулся, толкнул дверь и вышел из кабинета. Миссис Гилберт не проронила ни слова.

    Логан стоял посреди светлого коридора. Коридор заканчивался холлом с диванами, телевизором и цветами. Логан сделал несколько шагов к холлу и остановился, узрев идиллическую картинку. Из-за спинки дивана торчала голова Томми, по телеку шёл «Король Лев», и бодрый жёлтый львёнок на экране весело распевал «Поскорей бы мне стать королём». По затылку Логан мгновенно понял: мальчик слышал его крик.

    Вдруг его настигло состояние вымораживающего бессилия. Логан смотрел на белые кудряшки, как у барашка, и на душе было погано. Погано, как никогда.

    Что же мне с тобой делать, устало думал Логан. Куда везти, как воспитывать, чем кормить. Как бы мне не угробить тебя, пацан, как спасти — от лабораторий, сомнительных родственников, от подлых приятелей и сердобольных тёток. И от самого себя, если честно, тоже.

    Занятый этими мыслями, он не заметил, как дверь кабинета хлопнула во второй раз, каблуки быстро процокали по полу, и вдруг кто-то напрыгнул на его спину. Логан резко обернулся, нос к носу столкнувшись с Ороро. Ни слова ни говоря, Ороро обхватила руками его лицо и поцеловала в губы.







    Это длилось вечность.

    Вернее, не вечность.

    Совсем не вечность.

    Секунд пять.

    Давненько в жизни Логана не было таких длинных секунд — и всю эту прорву времени он стоял, как дурак, опустив руки, никак не откликаясь на поцелуй. Потом Ороро отпрянула. Такого выражения на её лице он ещё не видел: смущение пополам с воинственной наглостью.

    — Что это было? — спросил Логан. Губы горели огнём.

    — Захотелось, — сказала Ороро. — Что, нельзя?

    Вопрос поставил его в тупик.

    — Было бы неплохо, если б ты хоть иногда была... предсказуемой.

    — Или чтобы ты иногда не был.

    — Разрази тебя гром, Ороро…

    — Разрази меня что?

    — Ничего, — он махнул рукой и вышел в холл, — считай, что уже забыли.

    При его появлении Томми ощутимо напрягся. Логан сел рядом, провалившись в диванные подушки. Диван был низкий, колени взлетели к подбородку. Логан подумал о том, насколько мелкий Томми. Такой мелкий, что дунь — и улетит.

    — Что, опять «Король Лев»? В какой уже раз?

    — В девятнадцатый.

    — Безумие какое-то… Может, потыкать?

    — Нет, оставь.

    В холле сразу за зоной отдыха стоял за стойкой парень в халате. Он что-то изучал, приколов к планшету лист бумаги, и украдкой косился на Логана и Томми. Компания привлекала внимание. Но Томми, казалось, не замечал ничего вокруг. Он отвлёкся от мультика, лишь чтобы взглянуть на Логана. Логан, нахмурившись, невидящим взором сверлил экран. Когда молчание уже стало натянутым, Томми робко спросил:

    — Они меня заберут?

    — Глупостей не говори.

    — Но… я слышал, она… она сказала…

    — Не надо слушать кого ни попадя.

    За диваном кашлянула Ороро.

    — Нам уже пора.

    Парень в халате оторвался от созерцания бумаг. Логан кивнул.

    — Давай, пацан, подымайся.

    Только они собрались уходить, как распахнулась дверь кабинета, и в коридор вылетела злая, как чёрт, миссис Гилберт.

    — Постойте, — крикнула она в спину Логана. — Да подождите вы!

    Он и не думал сбавлять шаг.

    — Что вы собираетесь делать с ребёнком? Вы что, меня не слышали?

    — Похоже, это вы меня не слышали, — отозвался Логан сравнительно мирным тоном.

    — Я так просто этого не оставлю, вы поняли? Да стойте же!

    — Давай, Томми, топай, не тормози.

    По широкой лестнице они быстро спустились на первый этаж, миновав вестибюль. Миссис Гилберт, задохнувшись от возмущения, отстала ещё на лестничном пролёте, напоследок выдав что-то патетичное о властях и зоне ответственности. Выйдя на улицу, Логан уверенно зашагал к фургону. Следом семенил Томми, за ним — Ороро. Пацан сбивался на бег, по пути приставая к Ороро:

    — Мы сбегаем? Мы от них прячемся, да? Мы теперь преступники?

    Они сели в машину. Логан порылся по карманам в поисках ключей. Томми всё не унимался:

    — Они ищут меня? А если найдут?

    Логан наконец нашёл ключи, но тут же их выронил. В окно фургона настойчиво постучали. Он выглянул и увидел парня из холла. Тот жестом попросил опустить стекло.

    Логан переглянулся с Ороро.

    — Открой ему, — со вздохом сказала Ороро. — Может, мы что-то упустили.

    — Вот уж сомневаюсь.

    — Всё равно открой.

    Логан нехотя опустил стекло.

    — Чего тебе?

    — Куда вы его увозите? — спросил парень.

    — Твоё-то какое дело, — пробурчал Логан, проворачивая ключ в замке зажигания.

    — Подождите, — он быстро порылся по карманам халата. — Сейчас, сейчас…

    Ороро взглядом попросила: не гони.

    — Да где же она… погодите, не уезжайте! Нашёл, нашёл!

    Парень с облегчением выудил свёрнутую вдвое бумажку.

    — Возьмите.

    — Это ещё что?

    — Листовка с адресом. Там примут.

    — Кого примут?

    — Мальчика… Берите-берите, пригодится.

    Раздражение укололо до боли в затылке.

    — Тоже за живодёра меня принял? Шёл бы ты отсюда, пока не огрёб.

    — Это не правительственная организация, — растолковал парень. — Это церковь. Там как раз… как раз… в общем, о нём позаботятся.

    Парень с силой сунул Логану листовку в руку. Логан вдавил педаль газа в пол, и фургон с рёвом тронулся. Парню пришлось отскочить с дороги. Листовку Логан с отвращением швырнул в бардачок. Томми выглянул из фургона в кабину и заголосил:

    — Я не хочу быть преступником! Иисус не любит преступников!

    — Истериков Иисус тоже не любит, — отрезал Логан. — Так что уймись и не вой.


    29.

    Визит в больницу был плохой идеей. К вечеру, когда Томми от избытка впечатлений вырубился и уснул, Логана одолели мрачные мысли. Они ехали, намеренно не превышая скорость и не выезжая на шумные магистрали. Было очевидно, что привлекать внимание теперь нельзя. Росомаха хмуро размышлял, во что оказался втянут: прежде его искали лишь федералы, а теперь будут искать ещё и службы опеки.

    — Как думаешь, они решат, что мы украли его? — спросила Ороро.

    Логан промычал что-то невразумительное.

    — Ведь могут же. Поднимут базы, поймут, что мы не его опекуны, и спишут всё на похищение… А если узнают, что мы ещё и мутанты…

    — Я знаю.

    — Что собираешься делать?

    Он не ответил. В голову ничего не приходило. Он ехал и ехал, отгоняя от себя мысль, что дорога не вечна. Однажды дорога кончается, и приходит время платить по счетам.

    Ороро подождала ответа ещё с минуту, а потом перевела тему:

    — Зато мы теперь знаем, что случилось с тётей Глорией.

    — Счастья это не прибавило.

    — Я пытаюсь найти хоть что-то хорошее.

    — Что тут хорошего? Смерть придурочной тётки, сбрендившей на Иисусе?

    Ороро терпеливо возразила:

    — Я не про смерть. Я про то, что история Томми… она… потихоньку начинает вырисовываться.

    — История Томми была очевидна с самого начала. Он сразу сказал, что родители у него бухают, что жил он после них в приюте при церкви, а оттуда его забрала эта психанутая тётя Глория. Потом она внушила ему, что он должен жить с такими же, как он, и так этот засранец попал ко мне.

    — Тут есть недостающее звено.

    — Какое ещё звено?

    — Неужели не видишь? Абсолютно непонятно, как мальчик тебя нашёл.

    Росомаха пожал плечами, поворачивая руль. Фургон, пыхтя, повернул по дороге налево.

    — Он вроде говорил, что искал себе подобных. Залез в фургон к какому-то обдолбанному дальнобою и поехал кататься по стране. Однажды со мной и столкнулся.

    Ороро покусала губы. Он засмотрелся на это зрелище и чуть не пропустил второй поворот шоссе.

    — Какова вероятность встретить мутанта, колеся без дела на фургоне? Мутанта, который к тому же согласится взять ребёнка…

    — Ну повезло пацану.

    — Пойми ты, здесь ничего не сходится!

    — Сходится или не сходится, но тем не менее, пацан здесь, живой и здоровый.

    — А помнишь, он сказал, что Иисус…

    Логан длинно вздохнул.

    — Ты что, веришь в ту фигню, которую он наплёл про Иисуса? Очнись, он несёт такую ересь через день да каждый день.

    — Так, может, не зря? То есть… ты вспомни. Он сказал, что Иисус направил его в Алабаму к тебе, а потом в Нью-Йорк ко мне, и эти наставления… ну… действительно не лишены смысла.

    Логан переспросил:

    — Не лишены смысла?

    — Следуя этим советам, мальчик вышел на нас с тобой.

    — Погоди-ка, крошка. Ты на полном серьёзе веришь, что божий сын продиктовал Томми, как надо жить? Ты что, вторая тётя Глория? Сейчас расскажешь, что Иисус не одобряет бакенбарды?

    — Всё, что я хочу сказать, — эти слова про Иисуса надо хорошенько обдумать.

    — Нечего тут обдумывать. Пацан взял это с потолка, чтобы мы перестали ругаться, вот и всё.

    Ороро неопределённо пожала плечами: мол, может, да, а может, и нет. Она смотрела в окно на проплывающие мимо тёмные ели, плотной стеной жмущиеся к огороженному шоссе. В полутьме он видел только абрис её лица и белый гребень ирокеза. Через пару минут он притормозил, приткнув фургон на обочину. Заглушил двигатель, постучал пальцами по рулю.

    — Надо выспаться. Хотя бы несколько часов.

    Она кивнула, но с места никто не сдвинулся. Ороро заметила, что он смотрит на неё, и повернула голову. Логан, набравшись храбрости, не стал отводить глаз.

    Было удивительно, как по-детски он боялся её — боялся не силы, не молний, не грозы, даже не скандалов и не ругани, а ответного взгляда. Или случайно брошенного слова. Пренебрежения, которое могло на миг промелькнуть в глазах. Прежде ему не приходилось чувствовать, как ладони становятся скользкими от волнения.

    Почему он не ответил тогда, в больнице? Потому что был слишком зол? Потому что был идиотом? Что всё это значило? Она бы повторила, если бы ей дали шанс?

    В голове звенели эти вопросы и ещё десяток подобных.

    — Хочешь что-то спросить? — спросила Ороро и, как показалось, наклонилась ближе, будто хотела расслышать лучше.

    — Хочу.

    — Так спрашивай.

    — На чём мы остановились в больнице?

    Ороро, как большая чёрная кошка, изящно подалась вперёд и накрыла губами его губы — решительно, словно не сомневалась ни на миг.

    Тогда он наконец-то сумел ответить.

    Им завладели чувства, достойные подростка: жадность вперемешку с робостью, боязнь спугнуть прикосновением и острое желание прикоснуться.

    Будь на месте Ороро кто-то другой, Логан вёл бы себя иначе — он привык завоёвывать, привык делать первый шаг. Теперь же не знал, куда деть руки — эти непомерно огромные лапищи, которыми так неловко обнимать женщину. После секундной заминки он зачем-то обхватил её плечи, осмелел, положил ладонь на затылок. Белый ирокез на вид был жёстким, но оказалось, волосы мягкие, девчачьи. Их словно держало в торчащем виде чистое электричество: коснулся — и аж закололо в кончиках пальцев.

    Пахло от Ороро чем-то волнующим, свежим, порывистым, сочным. Чистый звенящий запах. Сам не замечая, он бормотнул что-то вслух. Ороро отстранилась:

    — Что ты сказал?

    — Я говорю, гроза… Грозой пахнешь…

    — А ты весь деревянный.

    — Неправда.

    — Правда.

    Ороро подтянулась вперёд и села на его колени. От неожиданности он издал звук, похожий на сдавленное рычание. Вместо ответа она легкомысленно клюнула его в щёку. Губы скользнули по скуле, крылу носа, ткнулись в его губы. Она дразнилась, не понимая, какое голодное море плещется у него внутри, как тяжелеет затылок, как в животе пульсирует густая, горячая кровь.

    В какой-то момент она прижалась слишком тесно. Он охнул и схватил за запястье прохладную руку, проворно пробирающуюся под рубашку.

    — Что? — нетерпеливо спросила Ороро.

    — Ты… ты и впрямь… ты уверена, что…

    — Не хочешь? Я могу прекратить.

    Ты-то можешь, мысленно согласился Росомаха. А я?

    Хотелось скулить, уткнувшись в тёмно-оливковую, пахнущую дождём шею.

    — Послушай… я… я не такой, как те, с кем ты…

    — С кем я что?

    — С кем ты привыкла.

    — Вот как?

    — Я… чёрт… старый.

    — О боже, ты опять? Я плевать на всё хотела.

    Опять прижалась, опять этот сумасшедший запах. Как хочется поддаться.

    Это юность… юношеское, девичье, неважно какое… с отчаянием он понял: девчонка плевать на всё хотела, потому что для неё секс с полузверем в кабине фургона — приключение. Новенькое ощущеньице. Всплеск адреналина в крови.

    Что до Логана, то ему приключений не хотелось. Хотелось хоть когда-нибудь остепениться. Было страшно потерять над собой контроль — он знал, что может забыться, что та, звериная часть натуры, только и ждёт, чтобы вырваться на свободу. Дай ей волю, и человека не останется — останется мутант, зверюга, воющая собака, скулящий от нетерпения пёс, бросающийся на всё живое.

    — Я старый для тебя, — повторил он через силу. — Нам лучше… лучше… остановиться.

    — Думаешь, я молокососка? — зло процедила Ороро, ожесточённо расстёгивая его ширинку. — Или я из пугливых?

    — Нет, но…

    Она яростно вскинула голову и посмотрела так, что он отпрянул. В карих глазах мелькнул хищный, дикий блеск. Затем зрачки стали белыми, а радужка — молочной. Округу машины тут же заволокло плотным туманом — ни черта за стёклами не разглядишь.

    Вспыхнула молния, осветив кабину. Вдалеке мрачно пророкотал гром.

    И эту фурию он боялся задеть? Впору самому трястись от страха.

    — Ладно, — тяжело дыша, шепнул Логан, извинительно целуя Ороро в уголок губы. — Расслабься, хватит… Твоя взяла…

    Мало-помалу гром отступил.


    30.

    — Логан! Логан!

    Логан поморщился и сквозь сон неразборчиво ругнулся.

    — Проснись! — чья-то рука теребила его плечо. — Просыпайся!

    Говорили шёпотом, и шёпот был испуганный. Логан разлепил веки и вздрогнул. Перед ним маячили огромные глаза Томми в очках, залепленных скотчем.

    — Ты проснулся!

    — Вот неожиданность…

    — А она спит, — сказал Томми, тыча пальцем в сторону. — На нас напали ночью.

    Логан рывком сел.

    — Что?

    — Напали, — повторил Томми всё тем же шёпотом. Он указывал на Ороро, свернувшуюся калачиком на соседнем сиденье.

    Ороро укрылась огромной кожаной курткой Логана. С одного края из-под куртки торчал ирокез и голое плечо, с другого — нога с нежной щиколоткой и круглой пяткой.

    Обычно Логан просыпался мгновенно и весь на нервах, но в этот раз Морфей отпускал его с неохотой. Спросонья голова соображала скверно, да и вид Ороро скорее туманил мозги, чем приводил в чувство.

    — Кто напал?

    — Я не видел, кто. Наверно, это было совсем ночью.

    — Что они сделали?

    — Ты не видишь? Украли одежду.

    Логан рассеянно оглянулся. На нём были те же расстёгнутые джинсы и распахнутая рубашка, в которых он и уснул. Он вопросительно поднял брови.

    — Что ты несёшь?

    — Смотри, — растолковал Томми, явно раздражённый недогадливостью Росомахи. — Она лежит тут совсем голая. Кто-то похитил её футболку и штаны! А ещё девчонки носят такие верёвочки на плечах — так вот, верёвочек тоже нету.

    Логан был уверен, что уже ничто не заставит его покраснеть. Он ошибался.

    — С тобой всё нормально? — забеспокоился Томас. — Ты похож на свеклу… Ой, смотри, я нашёл верёвочки! Они тут, под сиденьем!

    Прежде чем его рука дотянулась до бюстгальтера, Логан проворно сцапал его сам и сунул в бардачок.

    — Молодец, — хрипло похвалил он. — Теперь дуй в фургон, возьми канистру с водой и марш умываться.

    — А как же воры?

    — С ворами я разберусь.

    — Они не вернутся? А что будет, когда Ороро проснётся? Она, наверно, испугается? Я бы ужас как испугался!

    — Чеши отсюда, я сказал!

    Томас шмыгнул в фургон. Пока он там возился, Росомаха пялился на приборную панель. Лицо горело. Он дал себе немного времени, чтобы успокоиться. Не хотелось предстать перед Ороро румяным, как пряник. Глубоко вдохнув раз-другой, он повернулся к Ороро, чтобы разбудить. Она уже не спала, а смотрела на него из-под куртки.

    — Э-э-э… доброе утро… тут… э… Томас…

    — Я слышала.

    — Короче, я положил в бардачок твой…

    Ороро отбросила куртку. Росомаха сам себя оборвал на полуслове. Пока она рылась в бардачке, доставая бюстгальтер, он не мог отвести взгляд от узкой спины цвета молочного шоколада.

    — Не застегнёшь?

    Лопатки под кожей ходили ходуном, когда она поводила плечами.

    — Логан.

    — А?

    — Я говорю, лифчик не застегнёшь?

    Только когда Ороро бросила насмешливый взгляд через плечо, он спохватился и послушно щёлкнул застёжкой. Пальцы сами собой пробежались по лопаткам. Ороро обернулась, чуть не уткнувшись носом в его щёку, и недоверчиво взглянула ему в глаза, будто спрашивая: ты это или не ты?

    Так они и смотрели друг на друга — молча, с ощущением неловкости и ёкающим сердцем. Логан отвёл руки и подумал: господи, да это же смешно — так замирать, теряться и спотыкаться на каждом слове, будто ты мальчишка, неуклюже влюблённый в самую красивую девочку в классе. Всю браваду и спесь выбило напрочь. Он хотел подшутить над выражением лица Ороро, но не смог произнести вслух слово «куколка».

    — Оденься… Не то придётся загрузить Томми лекцией о сексе, а я в этом не силён.

    — Силён, — спокойно возразила Ороро.

    — В лекциях? — тупо переспросил Логан.

    — Нет, не в них.

    Логан не нашёлся, что ответить. По счастью, в этот момент Томми на улице громко вскрикнул: «Ой!».

    Логан вылетел из кабины пулей.

    — Что опять?

    — Канистра, — пожаловался Томас. — Очень тяжёлая.

    Логан поднял с земли канистру.

    — Тут литров пять осталось, не больше. Не такой же ты хлюпик! Только придуриваешься.

    — Полей мне в руки, — бесхитростно сказал Томми. — Самому неудобно.

    — Ты поди решил, что я твоя нянька, — сказал Логан, плеснув воды из канистры в ладони Томми. — Что я тебе сопли подтирать буду, так? А я не буду.

    — Лей ещё.

    Логан полил. Томми растёр лицо, радостно брызгаясь во все стороны, и отряхнулся, как собака. Логан подал ему полотенце и очки.

    — Логан?

    — Чего?

    — Ты уже понял, кто украл вещи Ороро?

    — Понял, понял… Садись в машину.

    — Мы его найдём? Мы пустимся в погоню? Он не мог далеко уйти? — вдохновенно фантазировал Томми. — Мы сдадим его полицейским, и президент пожмёт нам руки!

    — Точняк, так оно и будет.

    — Я в кино видел! Так бывает!

    — Конечно, бывает, — отозвался Логан, помогая Томми забраться в фургон. — Кино ведь не может врать.


    31.

    Завтракали они в Макдональдсе. Это входило в привычку. Ороро сразу села за столик у окна, достала блокнот и стала усердно в нём писать. Логан купил Биг-Мак себе, Хэппи-Мил Томасу и кофе с маффином для Ороро. Ороро благодарственно улыбнулась. От этой улыбки Логан подтаял, сел напротив и несколько секунд тупил, блаженно пялясь в пространство.

    — МУФАСА! — вскричал Томми, развернув Хэппи-Мил. Он ликующе выбросил кулак в воздух. — МНЕ ПОПАЛСЯ МУФАСА!

    — Остынь, Фредди Меркьюри.

    — Смотри, смотри! — верещал он, победно размахивая фигуркой. — Мне наконец-то повезло! У меня теперь есть все… все…

    Внезапно его лицо переменилось. Он будто производил в уме сложное вычисление, беззвучно шевеля губами. Логан вгрызся в Биг-Мак и с наслаждением прожевал кусок. Ороро хлебнула кофе, не отрываясь от блокнота.

    — У меня их нет, — сказал Томми после паузы.

    — Чего нет?

    — Других… других фигурок. У меня была одна у мамы… и несколько штук больнице… а сейчас…

    — О, ради бога, Томми, мы не поедем обратно в больницу за грёбаными фигурками из Хэппи-Мила.

    — Я и не предлагал, — покачал головой Томми, хмуро рассматривая свой чизбургер. — Просто у меня вообще ничего нет.

    Ороро подняла голову от блокнота. Она посмотрела на Логана. Логан хорошо понимал, какой вопрос она хочет снова ему задать. Вопрос этот был — что делать с Томасом. Он не знал, что.

    — Не куксись, — посоветовал Логан. — Лучше доедай — и поедем.

    Томас повеселел, съел чизбургер и весь измазался соусом. Отправив его умываться в туалет, Логан невзначай глянул в блокнот Ороро. Она ломала голову над списком.

    — Что это ты делаешь?

    — Пытаюсь систематизировать информацию.

    — Какую именно?

    — Вот здесь, — она показала на левый столбик, — перечислены все факты, которые мы знаем о Томасе. Если вспомнишь что-нибудь ещё — скажи.

    Логан пробежался по списку: Средний Запад, переезды, яблочный пирог, нефтеперерабатывающий завод, издёвки в школах, Иисус, больница в Кливленде, тётя Глория, Микки Маус… Похоже, она и впрямь всерьёз заморочилась историей Томаса.

    — Вроде всё. А это что тут рядом?

    — А это — список людей и организаций, с которыми нам нельзя сталкиваться, чтобы Томаса не забрали.

    Логан прочёл сверху вниз: ФБР, военнослужащие войск спецназначения, полицейские, органы опеки, информаторы, персонал кливлендской больницы, работники лаборатории (знак вопроса в скобках), биологические родители Томаса, другие родственники, соседи, учителя, одноклассники, пастор из церкви тёти Глории, другие члены религиозной общины.

    — М-да, нехило… Хоть вообще на улицу не выходи.

    Она не ответила. Росомаха дочитал четыре последних пункта: люди, с которыми Логан дрался в Алабаме, люди, у которых Ороро угнала тачку, братва из Нью-Йорка, Диего.

    — Ну уж нет. От этих нарколыг я бегать не буду, хоть убей.

    — А придётся.

    — В каком смысле?

    — Как, по-твоему, долго мы сможем скрывать Томми от людей?

    Логан нахмурился. Она накрыла узкой ладонью его руку — осторожно, будто он мог вспылить.

    — Послушай… знаю, мальчик очень дорог тебе, и мне он тоже дорог… Но давай подумаем здраво: ему не место рядом с нами.

    — Я дал обещание, что не отдам его этим людям.

    — И не надо отдавать его им... Но мы должны найти людей, которые будут хорошо обращаться с Томми.

    — А мы что? Плохо обращаемся?

    Он сказал это, лишь бы поспорить, мысленно уже понимая: Ороро права.

    — Ты же понял, о чём я. Не прикидывайся дураком. Томми должен пойти в школу, в нормальную школу, где никто не будет окунать его в унитаз. Ему надо выучиться, встать на ноги, пожить в хорошем доме. Он не может вечно жить в ворованном фургоне, скрываясь от всего мира.

    Логан промолчал.

    — Это мы с тобой преступники, — сказала Ороро, сжав его руку. — Мальчик ни при чём. Не надо втягивать его в гонку от копов и федералов.

    Забывшись, она машинально гладила его пальцы. Он сверлил взглядом столешницу. Потом спросил:

    — Так что ты предлагаешь?

    Из блокнота выпала скомканная листовка.

    — Это лежало в бардачке. Тот парень отдал… Помнишь, он сказал, что в этой церкви…

    — Помню.

    В заголовке листовки значилось: «ИИСУС ЛЮБИТ ТЕБЯ». По заголовком парил белый голубь на фоне неба, две руки, держащие солнце, и тому подобная чушь. Иллюстрацию снабжал на редкость дурацкий сумбурный текст про божью благодать и прогулки с Иисусом. Поток бреда завершался адресом и приглашением посетить церковь вместе с детьми.

    — Уэстчестер, — прочитал Логан вслух.

    — Это рядом с Нью-Йорком.

    — Что, опять туда?

    Видя, что он колеблется, она мягко сказала:

    — Нет никаких гарантий, что место подойдёт. Но было бы глупо не разузнать, что там.

    — А если окажется, что это лаборатория?

    Ороро на миг задумалась.

    — Ну… По крайней мере, мы сможем его защитить.

    Окончание следует...




    Еще по теме:
    Категория: Приключения | Дата: 29.12.2014 | Просмотров: 1274 | Теги: Свит Хоум Алабама | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    avatar
    Поиск
    Подпишись!
    Комментарии
    21.04.2017 - Funko 2017 - Shturmavik:
    Где такую фигурку можно купить в Москве?

    17.03.2017 - История, виды и применение Адамантия - xmax82:
    Что за сказки венского леса))) Ой не могу


    Последние 100 комментариев
    Выбирай!
    Ваше мнение о фильме "Логан. Росомаха"
    Всего ответов: 226
    Статистика
    Рейтинг@Mail.ru
    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Партнеры
    Скачать комиксы о Росомахе на английском можно здесь

    Комиксы, скачать, бесплатно, Marvel, DC, Капитан Америка, Росомаха, Дэдпул, Симпсоны и прочие

    Друзья

     Леди Смертельный Удар Оружие-Х
    Наверх